Среди проектов Дома-музея В. Хлебникова в сети Интернет особой популярностью и интересом пользуется литературный медиапроект «Календарь Велимира». Ежемесячно он предлагает современным веб-читателям мысленно перенестись на сто лет назад и узнать о событиях вековой давности из жизни поэта. Поездки Хлебникова, его письма и их адресаты, идеи литературных произведений, даты их создания и процесс работы над ними – так называемый «живой хронограф». Обо всём это можно узнать на сайте музея и его страницах в социальных сетях Вконтакте, Facebook, Instagram, Одноклассники.


Что же происходило в жизни Хлебникова 100 лет назад? 30 марта 1920 года Хлебников закончил поэму «Три сестры», посвящённую сёстрам Синяковым, у которых он гостил в их усадьбе «Красная Поляна» под Харьковым (1916 – 1920). Кроме этой поэмы, он посвятил им стихи «Сегодня строгою боярыней Бориса Годунова…», «Ласок груди среди травы…», «Харьковское Оно», «В этот день голубых медведей…», поэмы «Поэт», «Переворот в Владивостоке», «Синие оковы» (в заглавии которой – анаграмма фамилии «Синяковы») и рассказ «Малиновая шашка». В 1919 – 1920 гг. в Красную Поляну неоднократно наезжали харьковские поэты и художники. Велимир чувствовал себя в ней желанным гостем.

Кто же были сёстры Синяковы? Вообще-то, их было пять. Видимо, свою поэму Велимир назвал по ассоциации с чеховской пьесой «Три сестры». Они «бродили по лесу в хитонах, – вспоминает Лиля Брик, – с распущенными волосами, и своей независимостью и эксцентричностью смущали всю округу. В их доме родился футуризм. Во всех них поочерёдно был влюблён Хлебников, в Надю – Пастернак, в Марию – Бурлюк, на Оксане женился Асеев». В беседе с критиком Виктором Перцовым Мария Синякова заметила: «Он (Хлебников) во всех был по очереди влюблён.

– И на правах блаженненького всех целовал? – поинтересовался Перцов.

– Нет, мы его целовали. Он же был как младенец, как ребёнок, относиться к нему как к взрослому было совершенно невозможно.

– И ещё, – сказала она, – мы звали его Витюшей и Пумой».

Остаётся добавить, что Пумой Хлебникова прозвала его невеста, Надежда Николаева, за бесшумную походку.