В плеяде современных художников Геннадий Устюгов имеет репутацию загадочнейшей фигуры петербургского арт-ландшафта. Нестандартные умозрительно-философские живописные произведения Устюгова сегодня хранятся в Эрмитаже, Государственном Русском музее, Государственном музее «Царскосельская коллекция» (Пушкин) и многих других крупных российских и зарубежных музеях. Сам художник на ранних этапах творчества совмещал занятия живописью с работами слесаря, сварщика, маляра и другим тяжёлым физическим трудом. В возрасте менее 40 лет Устюгов вышел на пенсию по инвалидности вследствие заболевания шизофренией. В приступах умопомешательства он сжёг большую часть своих ранних работ, написанных под влиянием живописных принципов Сезанна, Пикассо, Матисса и других постимпрессионистов.

Характерной чертой многих работ Устюгова является сопровождение их лирическими строками в стиле китайской или японской поэзии, автором которых был сам художник. Помимо живописных работ, он издаёт сборники стихов. 

Несмотря на некую отрешённость и формалистичность изображения, объекты на работах Устюгова остаются сугубо реалистическими: небо и светила, времена года и т.д. 

Пейзаж из собрания Астраханской картинной галереи, сопровождаемый поэтическими строками «…осень и зима уж на дворе», имеет ещё одну свойственную работам художника особенность. Небо и светило изображены настолько низко и близко к зрителю, что кажется, до них можно добраться просто поднявшись на холм.   

Как пишет Леонид Гуревич в биографическом словаре «Художники Ленинградского андеграунда», то, что в жизни имеет вид крайнего простодушия, наивности, пройдя через искушённую художественную форму, у Устюгова обретает ценность свидетельства и глубину философской притчи.