Пётр Кончаловский принадлежит к числу русских и советских художников, прошедших в своём творчестве путь от увлечения модным в 1910-х годах сезаннизмом и кубизмом до реалистического искусства. В последние десятилетия жизни любимой темой натюрмортов Кончаловского была сирень. Не считая авторских повторений, он создал более четырёх десятков ярких натюрмортов с сиренью. Эти цветы стали настоящим символом зрелого творчества мастера.  

  Вдохновлённый творчеством Кончаловского, поэт Александр Кушнер создал одно из своих стихотворений:

Сколько свежести в ветви тяжёлой,

Как стараются важные пчёлы,

Допотопная блещет краса!

Но вглядись в эти вспышки и блестки:

Здесь уже побывал Кончаловский

Трогал кисти и щурил глаза.

Рассказывают, что однажды во время одного из приёмов гостей кто-то из друзей прикрепил цветы живой сирени на одну из работ Кончаловского. Приглашённые совершенно не заметили этого, настолько естественно был написан натюрморт.

Пышные ветви сирени, помещённые в вазы и корзины, стоят на антикварных столах, что создаёт ощущение возврата в интерьеры старинных дворянских гнёзд, в которых прошли молодые годы художника. Такие интерьеры он воссоздал в своём доме в Буграх Калужской области, который он приобрёл в 1930-х годах и где были созданы лучшие его натюрморты и пейзажи. 

Непревзойденный талант Кончаловского позволил ему оставаться признанным советским живописцем, не создавая пафосных портретов вождей и жанровых сцен из трудовых будней строителей коммунизма. Ещё в начале 1930-х Анатолий Луначарский ярко и ёмко охарактеризовал творчество Кончаловского, сказав, что этот художник «воспевает поэзию наших будней».